?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Совестливое пророчество из января 2011 года
berg_s
Ксюша и Глеб пересекли площадь. В здании школы размещался ПП, о чем извещала табличка “Пункт Покаяния № 4 г. Первомайска”.
Прошли в актовый зал. Члены комиссии за столами сидели, на каждом столе указатели с названиями улиц и номеров домов — все как на избирательном участке, когда выбирают. Только не было урн для бюллетеней. Бюллетеней тоже не было — на столах лежали покаянные листы.
Основная масса жителей микрорайона уже, несомненно, покаялась — кроме Глеба, Ксюши и одной старушки, дремавшей за столиком над покаянным листом, кающихся больше не было.
Глеб сразу направился к председателю комиссии:
— Здравствуйте. Мы хотим покаяться, но у нас нет открепительных талонов.
— Без открепительных талонов, строго говоря, не положено.
— Мы и сами знаем, что не положено, но нас не пускают в гостиницу.
— Вообще-то каются по зову сердца, а не по соображениям выгоды.
— Мы именно по зову сердца. Просто мы проводим отпуск в лесу. Мы специально приехали подписать листы, подпишем — и завтра обратно.
— Паспорта есть?
— А как же!
— Хорошо. Главное, чтобы был документ. А он в любом случае будет учтен. Это ж не выборы, в конце концов, мы не бюрократы. Вы правильно поступили, что приехали. Я вам разрешаю покаяться. Вон столик для приезжих. Пожалуйста, исполните ваш гражданский долг.
Ксюша и Глеб подошли к нужному столику. Член участковой покаянной комиссии встретил их доброжелательным приветливым взглядом; он предложил им присесть. Ксюша и Глеб отдали свои паспорта и получили по одному покаянному листу. Текст составлен был в самых общих чертах: преступления большевизма, сталинизм и ГУЛАГ, но можно было по желанию вписать что-нибудь от себя в специально оставленные графы. Чтобы не было затруднений, на этот случай предлагался рекомендательный список тем. Глеб его не стал смотреть и сразу же подписал покаянный лист с типовым текстом, а Ксюша обратилась
к дополнительному списку.
— Наверное, все Ивана Грозного вписывают?
— Ну зачем же все. Кто что.
— А правда это все в музей пойдет?
— Да, все подписанные листы будут храниться в Москве, во Всероссийском архиве Всенародного Покаяния, при нем будет музей. Только что в новостях показывали.
— Ксюша, подписывай и пойдем, — сказал Глеб.
— Просто у вас тут до Ивана Грозного нет ничего. Можно подумать, история с Ивана Грозного начинается.
— Это рекомендательный список. А я не историк, — сказал член комиссии.
— Хочу вписать начало правления Владимира Мономаха.
— Ксюша, зачем тебе Владимир Мономах?
— Тогда был первый погром.
— Это не наша история, — сказал Глеб. — Пусть с ним украинцы разбираются.
— Как ты можешь так говорить? Почему это не наша история?
— Есть проблемы? — спросил, подойдя, председатель комиссии.
— Нет, все в порядке, — ответил член комиссии. — А вы, — обратился он к Глебу, — не давите на человека, каждый поступает, как ему велит совесть.
— Просто я диплом писала по Мономаху, я знаю.
Она вписывала Мономаха в свободную графу.
Председатель комиссии, оценив Ксюшину обстоятельность и информированность, по-видимому, проникся доверием к молодым людям.
— Я тоже считаю, что не все продумано. Можно было бы вполне обойтись без открепительных талонов, — сказал он. — Это на выборах важно, чтобы никто не проголосовал больше одного раза. Но никто же не будет каяться дважды. Вы же не будете дважды? — спросил он Глеба.
— Разумеется нет, — ответил Глеб.
— Может, еще что-нибудь впишете? — спросил член комиссии Ксюшу, заметив, что она не торопится ставить подпись.
— Нет, полагаю, достаточно.
Ксюша подписала покаянный лист. Член покаянной комиссии сказал:
— В соответствии с поправкой от второго марта к Положению о паспорте гражданина РФ вам, по вашему желанию, можно поставить в паспорт памятную печать, извещающую о вашем участии в акции всенародного гражданского покаяния. Хотите ли вы этого?
— Да, — сказала Ксюша, — нам надо.
— Печать символическая, — информировал член комиссии, штампуя тыльную сторону обложки паспорта Глеба. — Ее наличие или отсутствие не может быть, — он проштамповал паспорт Ксюши, — причиной последствий. — Вернул паспорта. — Ни административных, ни каких-либо других.
— Некоторые начальники думают по-другому.
Это замечание Глеба осталось без ответа.
— В другой день уже не поставят, — сказал председатель, — только сегодня.
Ксюша вспомнила:
— У нас друзья отдыхают на озере. Можно, мы и за них покаемся?
— Хватит, Ксюша, — сказал Глеб, — обойдутся.
— Почему ты так? Они же не могут, а мы бы за них могли.
— Я ни за кого не собираюсь больше, — сказал Глеб с раздражением.
— Необходимо личное присутствие, — мягко объяснил председатель, выражая голосом сожаление.
— Хотя бы за Даню. У него подпись простая, я могу.
— А вдруг он против, — сказал председатель.
— Что вы! Он двумя руками за!
— У вас есть его паспорт?
— Нет. Паспорт с ним остался.
— Жаль, но нельзя.
— Так ведь необязательно в паспорт печать ставить. Пусть будет без печати, а лист я заполню.
— Как же вы заполните лист, если у вас нет паспортных данных?.. Или есть?
— Ксюша, достаточно. Я устал.
— Почему ты думаешь только о себе? — возмутилась Ксюша.
— Давай без сцен, хорошо?
— Молодые люди, не надо сегодня ссориться. — Член комиссии встал и произнес торжественно: — Поздравляю вас с участием во Всенародном Гражданском Покаянии. Вот вам белые ленточки в знак того, что вы покаялись.
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/1/no2.html